Мне бой знаком люблю я звон мечей

А.С.Пушкин. Мне бой знаком - люблю я звук мечей

Так суворовец 6 класса Георгий Букин прочитал стихотворение А.С. Пушкина «Мне бой знаком – люблю я звон мечей». А суворовец 8. Оглядевшись, я понял, что, везение мне изменило, и я оказался почти на самом как и броню – слишком тяжелая, а я предпочитаю подвижность в бою. Так, суворовец 6 класса Букин Георгий, прочёл стихотворение А.С. Пушкина «Мне бой знаком – люблю я звон мечей». А суворовец 8 класса.

Да, гардемаринам приходилось многому учиться — они бегали по фальшборту, скользили по тросам, перебирались с мачты на мачту, как канатоходцы.

Но Нахимов раз и навсегда понял — это не для. Море, походы, безопасность Отечества — вот что грело его душу. Морская служба была для Нахимова наиважнейшим делом жизни, каким она была, например, для его учителя Лазарева или для его товарищей Корнилова и Истомина, а единственным делом, иначе говоря: Он был фанатиком морского дела, по единодушным отзывам очевидцев и наблюдателей.

Он был патриотом, беззаветно любившим Россию, жившим для нее и умершим за нее на боевом посту. Вам не суждено увидеть его последний ураган, а ему суждено увидеть ваше последнее дыхание. Флоту любой державы сделали бы честь русские кругосветные походы. Двадцати девяти лет от роду он стал командиром только что выстроенного тогда в г. Нахимов был произведен в контр-адмиралы, и Лазарев сделал его командиром 1-й бригады 4-й флотской дивизии.

Его моральное влияние на весь Черноморский флот было в эти годы так огромно, что могло сравниться с влиянием самого Лазарева. Дни и ночи он отдавал службе. Зря римляне извели наш клан, при толковой постановке дела все могло бы быть мирно, коли столь могуча военная машина, что смогла победить великих воинов — бретонов, можно было бы вести себя великодушнее. Хотя, будь они великодушны, как ты да я, не быть машине войны столь могучей.

Там, где царит душа, нет места кровожадности, войне нет места среди приличных людей.

Адмирал Нахимов, героические страницы истории.

Пора остановить бойню, бард! И те — бретоны, и. Там — дети, там — отцы. А Лайдак, пожалуй, был прав, когда не пришел на битву при Кальтраёзе, а? Я был неправ, когда всё же взялся за оружие и убивал врагов. Не разумнее ли было убить. Кто более враг себе, как не сам? Небось, не без твоих услуг Брита стала полководцем? Ты был там, знаю. А всё — мой нрав! Бешеный и есть бешеный. Не ухмыляйся, теперь я не горжусь этой кличкой, теперь я не пёс войны, но старая дрессированная собака, которой охранять разве что овец от самого.

Ах, ты — лис! Как дал бы в лоб, интриган! Принцесса, твой батюшка пожаловал, иди сюда! Долго шёл за дочерью, Христиан, спасибо, что пришёл, избавлюсь от обузы. Добро ходить без маски?

А вот и Туга. Прости, папа, Анёрен мне господин и без его приказа я не могу ни говорить, ни поступать, ни действовать.

Обнимись и поцелуйся — отец же! Ваше Величество, вы отказались бы назвать сыном великого Анёрена? Он ещё и сват! Да король мне в правнуки годится! Бретону быть зятем христианина! Я сейчас кому-то точно башню разможжу. Успокойся, Бешеный, никто никого насильно не женит.

А как иначе управиться с этим мужиком? Анёрен, мне трудно говорить. Я успел многое передумать, лежа в отваре тирлича.

Сам я, лично, не могу остановить войну, а надо бы! Голод, разруха в родном крае. Пора, пора заняться созиданием, друг. Я уступил бы трон противнику, когда бы то не была Брита, она же Оррер и Углан — палач и шут. Ни тому, ни другому не можно быть на троне.

Факультет иностранных языков и международных коммуникации

И сын её, Фантош… единожды ударивший в спину, никогда уже не сможет быть благородным ратником, и навсегда останется подлым убийцей. Не потому, что так устроен Фантош, а потому, что так устроена человеческая природа: Король прекрасно знаком с твоим творчеством, Анёрен, узнаёшь, как много мыслей почерпнуто им из твоих последних песен?

Знаю, Христиан, идеальный выход для всех: Так, только так, никак иначе! Если это было оскорблением и на него как-то нужно было отвечать, то я не знал. Не отрубать же голову, в самом деле, хотя, кто их знает… К этому времени подошла другая компания и молча остановилась позади.

Звон мечей I: Чужой (Сергей Новицкий) - читать книгу онлайн бесплатно на Bookz (2-я страница книги)

Я слегка повернулся, чтобы краем глаза видеть. Такое же сборище падальщиков, как и. Уже ясно было, что это за люди, такие всегда следуют за армиями в надежде поживиться после сражений.

Главарь показал на мой меч и что-то резко произнес. Он, что-то раздраженно крикнул и размашистым движением еще раз показал на меч, сам, взявшись за рукоять.

Ничего удивительного, что его сразу заинтересовала моя детка. Она выделялась как лань в стаде коров. Их тоже заворожила магия ее красоты, вон как глазки заблестели, предполагая цену, какую они за нее заломят. Остальные мародеры повторили его движение, приготовившись выхватить мечи при первом признаке неповиновения. Я медленно поднял руку над плечом, и Ада легко скользнула мне в ладонь. Кодовая фраза, сдвиг сознания, я почувствовал, что мир вокруг замедляется, становится четче.

Движение, как будто я протягиваю ему Аду, переходит в удар, прямо в открытое горло. Шаг вперед, удар левой рукой в висок другого, моя крошка живет…, выйдя из горла противника, она находит еще одну жертву…. Все удары слились в одно плавное и невероятно быстрое движение. Не дожидаясь остальных, я бегу к лесу. Вдох — выдох… вдох — выдох… пять шагов, десять шагов, пятнадцать… звуки трех падающих тел, крики погони.

Главное, добежать до леса, там их численное превосходство будет сведено до минимума. Мой высокий рост и, соответственно, более широкий шаг давал мне неслабое преимущество по сравнению с этими коротышками, и я быстро добрался до леса. Началась игра со смертью. Густо растущие деревья не давали им толпой напасть на. По одному, по двое я вылавливал их и резал, резал, резал… как скот на бойне, словно кровавый мясник одного за другим я убивал этих странных людей.

Ада, вся в крови, словно пела от радости, иногда причмокивая, входя в очередное тело, как нож в подтаявшее сливочное масло. Не знаю, сколько это могло еще продолжаться, но они, наконец, поняли, ЧТО я такое, поняли и ушли, те, кто остался в живых. Морально и физически уставший я присел на пушистый, зеленый мох и, оторвав кусочек, принялся тщательно вытирать Аду.

Раньше я никогда никого не убивал. Наверное, я должен был чувствовать себя плохо, тошнота, нравственные терзания, но в душе было пусто. Такое ощущение, что у меня вырезали орган чувств и я, спокойно вытирая меч от крови, скорее пребывал в моральной Нирване, чем в Аду.

Скорее всего, мне это даже понравилось. Дотошно осмотрев Аду, и не найдя ни одного пятнышка, я убрал ее за спину.

Как только прервалось физическое соприкосновение с мечом меня понемногу начало накрывать. Нравственные терзания, немного паники. Это только что сделал я? Убивал людей и получал от этого удовольствие? Чего хотели от меня эти люди? Но мне почему-то показалось, что они все равно бы меня убили, даже не будь у меня. Здесь что-то происходило, что-то глобальное, хотя бы об том можно было судить по горе трупов на поле. Язык, язык, язык… все упирается в. Поймать аборигена и заставить его научить меня языку?

Я даже усмехнулся от подобной мысли. Несмотря на мои достижения на поприще языкознания, я очень сильно сомневался, что за короткое время смогу с нуля изучить совершенно чужой язык. Адреналин боя ушел, и на меня накатила усталость. Также сказывалось то, что я довольно длительное время дышал трупным ядом, слегка кружилась голова и начало слегка подташнивать. Сейчас бы стакан молочка для поправки здоровья, только вот где ж его возьмешь. Сложно было сказать, сколько времени я провел в этой странной местности, но солнце заходить так и не собиралось.

А было ли оно вообще? Пока я был на поле, оно ни разу не выглянуло из-за плотной серой пелены туч. Ни рассвета, ни заката. Все такая же мерзкая, раздражающая полутьма. В лесу же было еще темнее.

Редкие лучики тусклого света с трудом пробивались через густые кроны огромных деревьев. Сейчас самым главным было восстановить силы, пары часов полудремы было бы вполне достаточно, чтобы продолжить исследования этого необычного места. Отойдя подальше от кромки леса, я нашел дерево повыше, с раскидистыми ветвями, залез на него и решил немного подремать. Верхняя часть дерева, как бы защищая меня от невзгод этого негостеприимного мира, была окутана серебристым, полупрозрачным пологом.

Несмотря на неудобную позу, опасность свалиться и быть съеденным какой-нибудь огромной древесной тварью, сон пришел довольно быстро, сказался тяжелый день и бессонная ночь. Снились какие-то кошмары, я часто просыпался и совсем не выспался. Голова была отвратительно тяжелой, мускулы налиты тяжестью, я еле разлепил веки и сквозь просвет полога узрел все то же темно-серое, пасмурное небо.

То, что я не могу пошевелить ни одной конечностью было неприятной неожиданностью. С трудом приподнял голову и чуть не вскрикнул. Все мое тело, от пяток до подбородка было плотно обмотано тем самым серебристым пологом, что я сразу заметил, залезая на дерево. Но не это вызвало мой шок.